Восхождение на Эльбрус. Попытка первая

img_0077

Как люди приходят к мысли совершить восхождение на какую-нибудь гору? Действительно ли это что-то значимое, чтобы потратить на это силы, время, деньги, здоровье и взамен получить … Славу и признание? Вряд ли.  Максимум — фото в инстаграм с парой сотен лайков и парой десятков комментов.

Столкнувшись в реальности с целой индустрией, созданной вокруг наивысшей точки Европы, я недоумевала, что движет людьми в противоестественном стремлении испытать холод и дискомфорт ради достижения какой-то там высоты. И что важно: меня то что понятуло? После двух неудачных попыток, полных страданий и преодолений, страсть к горам наоборот только обострилась.

Спустя два месяца, пытаюсь воссоздать в своей памяти всю череду событий, с надеждой понять какого хрена человек лезет в горы и на каком моменте эта необходимость появилась у меня. Минимум восхищений природой, максимум собственных ощущений.

img_9780
Начало начал

Еще в конце прошлого года я размышляла над тем какую бы интересную активность для себя организовать. Прочесала интернет и нашла фрирайд-тур с ребятами из Snow Sense с возможностью восхождения на Эльбрус. Меня преследовало только одно желание — катание в июне. Месяц, в котором обычно мой сплитборд уже покрывается первым слоем пыли. К своему стыду, ранее в Приэльбрусье мне бывать не доводилось, а очень зря. О возможности восхождении я особо не размышляла. Пойдем — отлично, не пойдем — тоже хорошо. С расстояния вещи не всегда кажутся увлекательными, слова остаются словами, картинки картинками, в реальности же все приобретает другие краски и другой смысл.

Я не учла одно но — когда дело касается гор, снега и катания, увлечь меня ничего не стоит. Только покажи классненький спот, видео с метром паудера или красиво сформировавшуюся гору, все, я готова сорваться. На Эльбрусе такие вещи проходят по-тяжелой: множество людей в ярких гортексах и пуховках, огромнейшие цветастые ботинки, куча снаряги и загорелые суровые лица. Эта масса обтекала подъемник на Поляне Азау и ее нельзя было игнорировать. Как ни кстати, в новый год мне была подарена книга Д.Кракауэра «В разряженном воздухе» и в единочасье все образы героев представились ярче и живее. Про природу я обещала не упоминать, но в этом направлении чердачок тоже конкретно сдвинуло.

Мне никогда не приходилось заниматься высотным альпинизмом. Кажется среди друзей любителей не имелось, а среди родственников страсть к горам не наблюдалась совсем. Без какой-либо предварительной подготовки, Приэльбрусье задало высокогорного леща со словами: ты только посмотри! Вот куда тебе надо! И указало на вершину в виде верблюда. Поначалу я только отнекивалась, встряхивая голову: бред какой-то, зачем мне наверх, я лучше покатаю.

На больших высотах мне доводилось бывать до этого дважды. Один раз в Грузии, в Гудаури, на высоте 3800м и один раз в Киргизии, когда мы доехали на «Делике» до одного из перевалов на высоту 4100 м. Физических усилий прилагать к этому не приходилось. Ни один из разов я не почувствовала, что такое горная болезнь, но честно говоря было ужасно интересно узнать, как горняжка подействует на мой организм, заберись я повыше.

Торопиться в важных делах не стоит. Все должно быть последовательно, постепенно и в удовольствие. У меня было несколько дней до начала фрирайд-тура и я посвятила их треккингам на Чегет и на Обсерваторию (оба примерно 3000 м.). После Арктики одни вещи казались проще, другие сложнее. Например я запросто шла одна куда угодно, ибо вопрос белых медведей отпал сам собой, а бояться чего-то еще было непривычно. С другой стороны, жара и отсутствие ветра, от которых никуда не деваться, сводили меня с ума.

img_9742

Все выше и выше

Пока моя группа не приехала, я наблюдала за жизнью российских ребят из Швейцарии, которые находились в последней стадии подготовки к восхождению. У них был точно такой же тур со Snow Sense и Алексом Кузмицким, только раньше. Все мы жили в хостеле Black Point, который я, пользуясь моментом, очень рекомендую. Увлеченные беседы об Эльбрусе, горняжке и высотных экспедициях стали сопровождать дни буквально с утра до вечера. Мы кажется и остановиться не могли обсуждать подробности прошлых поездок в горы, особенности спортивной одежды и снаряги, ожиданий от предстоящих испытаний. В эти же состоялось знакомство с горным гидом Костей Заздравных, ожидающим свою группу восходителей в ближайшие дни. Кладезь историй обрушилось на мою голову и весь мир вдруг закрутился вокруг горы.

Все свои дни я посвятила постепенной акклиматизации в округе и до самой горы даже и не добиралась, как-то немного опасаясь каково это будет. Первый решительный шаг случился примерно через 4 дня после приезда. Вместе с Костей, вооружившись солнечными очками и солнцезащитным кремом, мы поднялись по старой канатной дороге на станцию «Мир». План состоял в том, чтобы подняться пешком на 4100 к тому месту, где раньше находился «Приют 11» (далее упоминается просто как Приют 11). Постепенный набор высоты вместе с физической активностью — правильный путь акклиматизации. Впервые почувствовала, что действительно, с высотой в моей голове происходили непонятные процессы. Начало подкруживать и как будто совсем нечем было дышать. Я внимательно наблюдала за собой и ощущением, как если кислорода в воздухе вообще нет. Ноги отказывались слушаться и мы шли словно в замедленном кино.

Едва достигнув Приюта 11, вся моя слабость тут же улетучилась и головокружение приобрело другой оттенок. Впечатлившись горами вокруг, ледниками и предвкушая катание, я решила для себя: если это все на что способная горняжка, то и хрен с ней, переживу. Виды ты какие! И вообще думать о ней забыла.

img_0082

Моя группа наконец приехала и пришло время вспомнить какое же это иногда удовольствие катать с подъемника. Последние годы приходилось только ходить пешком на сплите и катание все больше напоминало хождение. На высоте уровня конечной станции подъемника — «Гарабаши» 3800 м., общее состояние ничем не отличалось от обычного. Но и тут можно было словить. Стоило только нагнуться, чтобы застегнуть крепления на борде, головокружение тут же давало понять, что мы огого как высоко! Думаю, что без хичин и местного пива «5642», акклиматизация могла бы затянуться и того дольше.

img_0273

Тяжело

Халявное катание с подъемников не могло продолжаться вечно. Под предводительством Алекса Кузмицкого у нас начались выходы на новые высоты. Первый подъем по плану — на 4300 — 4400 м. Высоко в первый день мы не дошли из-за плохой видимости и все время держались скал Пастухова, во второй распогодилось и солнцезащитный крем только успевал литься на наши счастливые лица.

Когда Алекс говорил: а теперь идем медленно и медитируем, я думала все так и будет. А потом ребята убегали далеко вперед. У меня медитировать не получалось, только дико задыхаться. Легкими плевать не приходилось, но шлось весьма тяжело. Никак не могла стабилизировать дыхание, а пульс зашкаливал при попытке идти чуть быстрее. Хороший тест. Я его провалила и в первый день и во второй. На какой-то момент появились сомнения а пойду ли я вообще на восхождение.

img_0364

Потом мне надоело ходить в конце группы. Я сообразила для себя как надо дышать, чтобы легче шлось и как идти, чтобы легче дышалось.

Акклиматизационный выход на верхние «Пастухи» (около 4800 м) сопровождала плохая видимость и ветер. Вокруг ни зги и ветрища… моя любимая непогода! Сразу и сил прибавилось и идти приятнее. Наконец из конца группы переместилась в ее первую половину.

img_0457

В удовольствие

Следующая акклиматизационная высота — 5000 м. Ветер задувал как мог, чтобы отговорить нас от попытки забраться повыше, но мы решили, что это не помеха и попросили снегоходчиков добросить до верхних Пастухов, откуда бы мы потихонечку поползли выше. Ночью до этого выпал свежий снег и снегоходы еле заползали. Все было как-то спонтанно и нелепо организовано и мы почему-то решили за услуги снегоходов заплатить наверху. Я от смеха чуть не лопнула, когда увидела, как Дима держит 5000 рублей, а те вот-вот улетят. Надеюсь он хотя бы сдачу не спрашивал.

Мы скорее нацепили сплиты, чтобы не успеть окончательно обмерзнуть и потопали наверх. Ветер не способствовал подъему, а все время дул в левую щеку как безумный. Фирновые кошки я молодец забыла дома. Тут же по ходу дела пришлось выяснять как надевать альпинисткие, потому что я что? молодец! и даже не одевала их ниразу до этого выхода. Алена помогала мне нацепить сплит на рюкзак, пока я разбиралась с ремешками. В это время у меня в душе царил какой-то внутренний подъем от первых испытаний на холод и сообразительность. Сплит неплохо прибавил веса рюкзаку и его парусило на ветру, так что я не могла повернуться и шла одним боком. Выяснила, что в кошках идется легче. Часть команды мы потеряли по пути, кажется у них там что-то стряслось с фирновыми кошками. До 5000 м. добирались максимально закрывая лицо от ветра. И честно, мне понравилось! Тут я поняла, как это здорово в непогоду подниматься наверх, втыкать посильнее кошки в наст, тащить рюкзак, пытаться в суровых условиях сделать несколько фотографий на память. Постоянно приходили мысли в голову как можно улучшить свое положение, чтобы легче шлось, как доставать вещи из рюкзака и как их туда уложить, чтобы не копаться долго и не выгребать потом снег и тд и тп. Отчего-то все это придавало мне сил и вводило в неописуемый восторг.

Тогда же я подумала что надо бы попробовать сходить на вершину.

img_0474
когда сам доволен и всем советуешь

img_0481

Дни до восхождения

Дни шли и разговоров о восхождении становилось все больше. Таблеточки, витаминчики, сколько надо сделать ночевок, что взять с собой наверх и тд. Из всей нашей группы осталось трое: я, Артем Прокофьев (лыжи) и Дима Чекин (сплитборд). Артем уже успел отличиться тем, что вместо одного из акклиматизационных выходов, схватил снарягу и пошел пешком ранним утром от Поляну Азау (2300) до Пастухов (4800), при этом наверняка еще успевая по дороге покурить и поболтать с каждым прохожим. Дима с самого начала был сам по себе, так как жил в другом отеле, а не кучковался со всей группой. Зато неутомимо забегал на гору и кажется вообще не уставал на наших «прогулках».

После акклиматизационного выхода на 5000 м. мы остались в приюте «Гарабаши» на 3800 м с двумя ночевками. День восхождения на Эльбрус приближался.

Более всего мы переживали, что не сможем уснуть. В комнате было не очень тепло, мы разбежались по спальникам и проспали первую половину дня. Как же уснуть вечером, вопрос оставался открытым. К счастью, у Димы внезапно (!) обнаружился с собой ноутбук, а у Артема фильм на телефоне. Коллаборация состоялась, выдав как результат просмотр Шерлока Холмса с Робертом Дауни младшим. Фильм никого не впечатлил, но на удачу ввел в сонное состояние. На последних минутах мы обрадовались, что можно разбежаться по полкам. Через 10 минут я услышала посапывание из угла и спустя еще мгновение сама провалилась в крепкий сон.

img_0541
вечерний вид от станции «Гарабаши»

img_0532

Следующий день был днем отдыха перед восхождением. Спустившись на поляну Азау, мы устроили счастье гедониста с поглощением вкусностей в местных ресторанах, неспешной прогулкой по тропе здоровья, освежающим душем и вообще отдыхали как могли. На вторую ночевку к нам присоединились Алекс и Алена.

По поводу еды я сделала большую ошибку и зря слушала всех, кроме самой себя. Ребята то и дело повторяли, что нужно много кушать и набраться сил перед восхождением. Эта тактика не довела до хорошего результата. Наверное тем, кто привык сытно кушать несколько раз в день, не забывая после первого второе, да еще и салатик сверху докинуть, эти советы и помогут, но мне они подходили мало. Мы подкрепились последний раз перед восхождением и легли спать. Тот ужин был явно лишним.

Одна из экспедиций, так же ночевавшая в приюте, чтобы увеличить шансы восхождения, заказала ночной ратрак. План был добраться на нем до 4800 м, а там своими силами. Ребятам не хотелось идти лишний вертикальный километр и они решили присоединиться к мероприятию. Мне такая идея не очень нравилась, но оставалось лишь следовать со всеми. Подъем назначили на час ночи, чтобы к двум успеть на ратрак.

img_0520

Восхождение

Вторая ночевка оказалась сложнее первой. Хотя уснула я довольно быстро, низкое содержание кислорода в воздухе не позволяло мне нормально дышать и я то и дело просыпалась от удушья. Когда пришло время подъема и все вскочили на завтрак, я чувствовала себя разбитой. Болела голова, желудок и общее состояние никак не способствовали желанию идти в гору. Уже тогда я почувствовала, что будет тяжело, но была готова к любым испытаниям, рассчитывая, что первую часть пойду на автомате и состояние постепенно улучшится. Вечерний ужин так и остался непереваренным в желудке и вел себя странно. Я приняла волевое решение отпустить его, засунув два пальца в рот. Было дурно. Ребята с наслаждением уплетали завтрак, вызывая у меня чувство отвращение к еде. Но времени на личные недомогания не было, я хлебнула воды, схватила рюкзак, сплит и помчалась к ратраку.

Ратрак домчал нас до 4800 м или около того. Дул сильный ветер. Мы встегнулись кто в лыжи, кто в сплит и пошлепали сразу вкрутую. Мозг еще дремал, вокруг темнота и только фонарики по всему склону. Ничего и никого не видно, только пятнышко света перед собой и та самая медитация. Ах как же я разозлилась, когда обнаружила, что мои фирновые кошки вообще не цепляют склон, а сплит проскальзывает назад. Я прокляла производителя (не фирменный спарк, а реплику), скатившись на 5 метров вниз. К черту! Вместо попыток справиться с этим неудобством, надела альпинисткие кошки, очень уж они мне полюбились! Со сплитом на спине шлось чуть сложнее, но зато надежнее и увереннее. Мое самочувствие улучшилось и я приобрела полную уверенность, что дойду до вершины.

До 5000м шлось весьма неплохо и даже не особо холодно, хотя за бортом температура достигала -20 градусов.

img_0544
любишь кататься, люби и лыжи носить

img_0548

Вторая большая остановка организовалась перед «Косой полкой». Солнце еще не выглянуло, но уже радовало первыми лучами вдалеке. Все сняли свои снаряды и пошли в кошках. Настроение сохранялось оптимистичное, я с удовольствием достала фотоаппарат запечатлеть восхождение. Несмотря на холод, в теле возобладали бодрость и силы. При желании могла даже станцевать. Высота примерно 5300 м. По сравнению с альпинистами, мы не были укутаны во все возможные одежды и обходились фрирайдерскими. Никаких супер штанов или супер пуховиков. Через какое-то время это дало о себе знать и я почувствовала, что довольно сильно промерзла. И руки и ноги и тело. Это не причиняло каких-то особенных неудобств, но и комфорта не добавляло.

Я все еще уверяла себя, что осталось несколько часов поднапрячься и мы доберемся на вершину. Хе-хе.

img_0561
а футболка совсем не пахнет

img_0566

Возвращение

Самое интересное началось как раз после этих слов. «Косая полка» оказалась коварнее, чем я про нее думала. Ну да, затяжной подъем. Пережить можно, кто гонит то, иди да иди. Но меня шарахнуло так основательно, что я и не уследила момент, как это началось. До меня добралась горняжка.  Та самая, о которой так много разговоров. Вот честно, думала, да какой там, все это выдумки и надо просто ее игнорировать и идти дальше. Ну болит голова, ну кружится чуток, ну дышать тяжело, но идти то можно! А хрен там.

На практике оказалось как-то не совсем так как в моей теории. Первым знаком были огоньки на наконечниках треккинговых палок. Легкие галлюцинации идти не мешали, было напротив забавно. Я аккуратно переступала ногами, чтобы сохранять расстояние между кошками и следовала за Димой, который все время маячил у меня перед глазами. Судя по его походке, ему тоже приходилось несладко. Помню его полный надежды голос, когда он спросил впереди идущего Алекса: лучше то будет?, а тот ответил: нет, лучше уже не будет…

В какой-то момент поймала себя на том, что уже не моргаю, а иду какое-то время с закрытыми глазами. Хотелось спать так, будто век не спала. А еще кушать. Тут напомнил о себе пустой желудок. Но и это меня не останавливало. Решающим было возникшее невосприятие реальности и голова, которая весила больше чем рюкзак и сплит вместе взятые. Мне вспомнилось самое тяжелое похмелье в моей жизни и чувство, когда думаешь, что лучше б уж сдох. Мы решили остановиться и передохнуть. Я уронила голову на чью-то спину, ибо держать ее было уже невозможно. Наш привал мне вспоминается с трудом. Попить воды так и не удалось, все было как-то неудобно — большие варежки, ветер, холод, балаклава. Вода никак не попадала в рот, а попадая не насыщала. Я и двух глотков не сделала, зато с удовольствием погрызла замерзший нектарин, который оказался у меня в кармане. Шоколадка закоченела и не таяла во рту. Руки ноги тоже закоченели, но на это не было сил обращать внимание. Другим было полегче, они стояли, разговарили и вроде даже с удовольсвием ели. Кажется только Дима по-настоящему меня понимал, сидел не менее поникший и просил аспиринчика.
Я все время думала о книге Кракауэра и нежелании людей возвращаться на полпути к вершине. Вспомнила к чему это приводило и что единственным верным решением было просто повернуть назад, а не ползти в полусознании черти знает зачем наверх. В мои мысли ворвались переживания за безопасность всей группы. Я только и думала: лучше не будет… мы пойдем еще выше, там то точно накроет.

Желание взойти на Эльбрус вдруг уменьшилось в размерах, уступив желанию спуститься. Все одобрили мое решение возвращатся без особой настойчивости и даже как будто удивились. Я не хотела восходить в таком состоянии и более того не была к нему готова прежде всего морально. Я сдалась. И была этому очень рада.

Алена высказала желание возвращаться со мной (хотя я до сих пор не знаю хотела ли она продолжать). Уже через какое-то время, воспользовавшись преимуществами лыж и сплита, мы сидели на скамеечке под теплыми лучами солнца и смотрели на вершину. Жутко болела голова.

img_0577

Уже после того как я отоспалась в хостеле, сотни раз мою голову посещали мысли, что надо было просто сидеть и дышать, сидеть и дышать, сидеть и дышать. Прийти в себя, перебороть это ужасное состояние и идти выше. Но тогда, на горе, я не могла об этом думать и увы никто не подсказал. Уж лучше бы я проплакалась и через силу шла выше. К такому я кстати была готова. Испытания на силу, страх и боль мне приходилось проходить и раньше. Но преодолеть состояние, овладевшее мной, я была не в силах без лишнего пинка или поддержки. Сколько раз я жалела об этом после, но на тот момент чувствовала только облегчение.

Я искренне радовалась за ребят, когда они спустились и сообщили что дошли. Это было непросто, но они справились. После мы сидели втроем и долго долго обсуждали все детали и мелочи и мне было приятно быть частью общего преодоления, интересов и тех метров высоты, объединявших нас.

Но горы, это чорт возьми, магическая субстанция. Испытание, которые они мне устроили, только укрепили мою любовь. При отъезде, Дима не задумавшись кинул фразу «ну что попытаешься еще раз?». И тут же эта идея поселилась в моей голове. Я начала задумывать, как и с кем мне сходить на вершину, залезла на сайт с прогнозом погоды и обнаружила, что погодное окно ожидается через несколько дней. Мысль проникла в меня как болезнь. Я поменяла авиабилеты и осталась, чтобы попытаться еще.

img_8603
когда накрыло

 

Продолжение следует.