Париж. В первый и последний раз.

img_0280

Ах Париж! Каким чудесным городом ты представлялся мне в мыслях, хотя мысли эти посещали меня не чаще, чем раз в несколько лет. Душистые бульвары, горделивая Эйфелева башня, целующиеся парочки в тенистых аллеях.

Эти картины заполнялись французской романтической песней Эдит Пиаф, ставшей саундтреком к моей потенциальной встречи с городом любви.

Ни французское кино, ни литература, ни изысканные нотки духов тем не менее не будили мое воображение до того, как возможность посещения города стала более ощутимой. Париж нашел свое место в пачке авиабилетов, как город-трансфер в недорогом перелете из Турции в Португалию.

Мне никогда не нравился французский язык. Ни его звучание, ни написание. Не задалось на подсознательном уровне. Пришлось сделать первый шаг к попытке принять эту далекую от моих интересов культуру.

Долгожданная встреча с городом

Самолет приземлился в Орлах (аэропорт Orly). Дорогу к своему хостелу Generator Hostels выяснила довольно легко, благодаря подробному объяснению на сайте. Пересадка на станции Antony и вот уже мчусь по смеркающимся улицам и рассматриваю лица в вагоне.

Несмотря на позитивный настрой и ожидания, столкнуться с нелицеприятной стороной Парижа было практически неминуемо. Северный автовокзал с выходом в сторону Ла Шапель ждал, потирая свои сальные рученки. Уже после я подумала, как бы сложилась моя картина города, выйди я с другой стороны станции. Возможно влюбилась раз и навсегда и никакие грязные подробности не смогли бы омрачить эту слепую влюбленность. Но сложилось так, как сложилось и я вышла на Ла Шапель в ожидании узнать поближе парижский колорит и шик.

Северный вокзал Парижа

Думаю тут нужна оговорка по поводу моих впечатлений и общей неготовности оказаться в большом городе. Последний год я провела в небольшом поселении на Шпицбергене, а после пару недель в тихой марине Алании. Привычка к тихой мирной жизни укоренилась, а размеренность, социальная безопасность и личное пространство стали образом жизни.

Ла Шапель сбил дыхание дымящимися каштанами и уличной вонью. Еще раз посмотрев на карту, я направилась в нужную мне сторону. Тротуар для пешеходов сузился до проходимости одного человека. По сторонам стояли чернокожие парни, разложив перед собой шмотье и разные вещи, наверняка для продажи. Протискиваться через эту толпу было неприятно, мной полностью овладело чувство тревоги и я ускорила шаг.

Выйдя на более свободную улицу, я поспешила к хостелу, оставалось идти минут 15. Вдоль дороги то и дело попадались кучкующиеся арабы, или сирийцы или кто их знает откуда все эти люди. Только после заселения в хостел и разведки продуктового магазина, я убедилась полностью, что попала в иммигрантский район. На каждом углу располагались заведения то пакистанской, то индийской кухни, разбавляемые вывесками на китайском языке и непримечательными азиатскими проститутками, терпеливо выстроившимися вдоль стенки.

Беженцы в Париже

На следующий день отправилась посмотреть тот Париж, который показывают в красивом кино. Цель — посетить те самые места, что обычно значатся в чек-листе у всякого нормального туриста. В общественный транспорт вникать не стала, идти до центра было не так уж далеко, а времени навалом. Центр города выглядит более цивилизованно, хотя когда какой-то дядя в пальто и шляпе остановился в живописном уголке и бесстыдно нассал на стену, это вызвало удивление и неприязнь. Многочисленными иммигрантами Европу уже не удивишь, на улицах много бомжей и судя по всему беженцев. Впервые увидела стоящие на улицах туристические палатки и матрасы со спящими в них людьми.

Туристов тоже навалом, но этот факт можно игнорировать, если не соваться в Лувр и не пытаться сфотографироваться в гордом одиночестве на фоне Нотр-Дам-де-Пари. В следующем посте покажу фоточки милого Парижа, того самого которым можно безудержно восхищаться и нахваливать. Но это позже.

Жизнь в Париже

Северный вокзал Парижа

Вернусь к Северному вокзалу. Все-таки именно он основал базу общих впечатлений. Пришлось вернуться туда еще раз, чтобы укрепить эти впечатления и добавки попросить. Я бы и не совалась туда снова, знай, что можно всего избежать и воспользоваться главным выходом, но этот путь был уже проторен, а мне нужно было встретить человека. Время рассчитала неправильно и в итоге проторчала в ожидании целый час. За этот час Париж невзлюбился окончательно.

Вокзальная среда — это отдельная личность каждого города и знать, что там действительно происходит может только тот, кто в этой каше варится. Очевидно, что происходящее никак не вписывается в рамки жизни обычных людей. Зная это, я заранее подошла поближе к кассам, подальше от всяких неблагополучных элементов, которые то и дело таращились в мою сторону.

Париж. Улица Ла Шапель

Выход со станции напоминал проходной двор, одни направлялись к турникетам, другие покупали билеты, третьи покидали станцию без последствий для душевного и физического здоровья. В этой массе легко было выделить 5-10 человек, которые то исчезали, то появлялись, то вылавливали “своих” людей среди однообразной толпы. Потеряв бдительность на минутку, я рассматривала карту метро, висящую на стене, рассчитывая сколько еще примерно придется ждать. Резко обернувшись, обнаружила, что чья то рука расстегивает верхний клапан рюкзака.

После продолжительного наблюдения за очевидным кипишем на станции, не выдержал кассир и по его вызову пришла охрана, поймала одного в кожанке. Удивительно, но среди всей это привокзальной ватаги не было ни одного афроамериканца или представителя Ближнего Востока.

Обстановка успокоилась. На время. В продолжении вечернего «веселья», на станции появился молодой европеец, с модной хипстерской прической и голым торсом. Начал картинно бросаться с кулаками на своих товарищей. То орал чего-то, то носился по улице. Его и успокаивали и водой обливали и по полу катали, но тот даже не намеревался утихомириться. Дошло до того, что начал задирать темнокожего мужчину, проходившего мимо. Что он там ему наорал прямо в ухо, можно домыслить. Проходящая мимо девушка огрызнулась на одного из стоящих типов. Получила по щщам и скорее убежала. Хаос нарастал, поднялась шумиха, в стороны отлетали выходившие с вокзала люди, так как типы хоть и своего не могли успокоить, но и к нему никого не подпускали. Я вжалась в кассы и ждала исхода всей суматохе. Почему никто не вызовет полицию? Только подумала, как пришли представители власти. Все поразбегались.

Дождавшись своего товарища, схватила его за руку и скорее повела в сторону выхода. Да ну нахрен этот Париж, подумала я, — такой треш я и в Тагиле могу посмотреть.

Бомжи в Париже Бомжи в Париже

Красивый Париж в следующем посте.