Национальный парк Гёреме

IMG_8999

Через три дня мы уже порядочно устали смотреть на всю эту галдящую толпу вокруг. Особенно по вечерам, когда хочется если уж не домашнего старческого уюта, то во всяком случае не криков купи то, купи это и миллионы незнакомых лиц, одиннаково мотающих головами туда сюда. Эти укоренившиеся развлечения большого города типа пройтись по самому широкому бульвару мимо огромных витрин.

Я сказала Тиму, что пора сматываться отсюда, пока крики зазывал и шарканье тысячи ног не свели меня с ума. Не за этим мы приехали, чтоб наслаждаться вылизанным сервисом города и поедать хурму на балконе номера, подглядывая в окна напротив. Хотя хурма была хороша. Тим ее особенно оценил, честно признавшись, что в первый раз видит плоды такого вида и почему-то настойчиво называл ее «хурум», вводя в заблуждение торговцев лавок.

Ребята из хостела сказали как можно добраться до Гёреме на автобусе. План довольно прост, но ехать 10 часов. Я представила себе автобус, заполненный турецкими бабушками и дедушками, почерневший от старости. 10 часов он точно не выдержит и еще придется менять колесо по дороге или мерзнуть от сквозняка. Но мои представления не совпали с реальностью. Автобус оказался шикарнейшим, каким он вообще может быть за 65 лир с человека. Высокая посадка, ультрасовременный интерьер, удобные кресла с телеком, кондиционер. Да и дорога. Глаже только рубашки президента. Мы уселись на самые передние места и долго пялились в огромнейшее переднее стекло. Была уже ночь и яркие пятна скопищ огоньков проплывали один за другим. Обслуживающий персонал разнес чай и бисквитики. Меня немного злило, что Тима радуется дешевому проезду. Я сказала, что если он не перестанет этого делать, то будет платить за меня. Так и без денег можно остаться с этими европейскими олигархами.

Желающих ехать в Гёреме не особо много. Где-то вглуби автобуса сидят еще трое японцев с походными рюкзаками, да какие-то мамаши с детьми. Едва улеглась поспать на двух сиденьях как только наскучило однообразие ночной дороги, тысяча гениальных идей Тима и просто накрыла усталость.
На рассвете уже никаких городов с огнями. Мелькают только поля, холмы да деревенские домики. Как бы ни тяжело было открывать глаза после полубессоной ночи, всё-таки новый вид освежает и подбадривает. Смотрю, Тима уже тоже не спит, а мается от невероятной жары, которую принесли первые лучи солнца. Но потеть долго не пришлось. Автобус свернул вправо от дороги и высадил нас у большого здания, находящегося прямо посреди ничего и никак не указывающий на наличие рядом населенного пункта. Холодный воздух тут же напомнил о ноябре. Японцы кажется тоже не ожидали такой перемены и повытаскивали свои курточки. Водитель собрал всех иностранцев в кучу и жестами показал что сейчас надо стоять и ждать.
Мы немного в замешательстве, но стоим и ждем. Оцениваю экипировку японцев. Объемные рюкзаки, половина шмоток The North Face, качественная обувь. Сразу видно собрались в треккинг. Прикидываю свой вид с шерстяной юбкой и водолазкой и задумываюсь о том, куда мы идем. Я говорю: Тим, мы кажется не подготовились как следует. А он мне: да нормально! И даже и не слушает дальше, а куда-то в своих мыслях уплыл.

Через полчаса приехал микроавтобус, собрал наши рюкзаки и повез в Гёреме. На этот раз именно туда, куда мы и направляемся.
IMG_8849

IMG_8853

IMG_8854

IMG_8855

IMG_8857

IMG_8861

IMG_8863

IMG_8867

IMG_8868

IMG_8873

IMG_8874

IMG_8877

IMG_8882

IMG_8883

IMG_8886

Можно видеть хоть какие красоты и даже неподдельно восхищаться ими, но пока голоден, все мысли только об еде. А утро такое раннее, что ни одно заведение еще не радует открытыми дверями. И пока мы обследует улочки городка, Тим успевает подсобрать всех собак вокруг, с каждой пообщаться и погладить. Ну а те и рады. Меня собаки тоже в общем-то радуют, но как-то не созрела именна такая любовь к животным, когда можешь подойти к каждому хвостатому другу и поинтересоваться как у него дела. Я даже немного завидую людям, которые так легко и непринужденно делают это, забыв о завтраке и совершенно не заботясь о чистых руках.

Нашли единственное место где можно съесть по булке с овощами да выпить кофе. Там же засели двое американцев, крупный бородатый мужчина и его женщина, чуть помоложе, но тоже уже в летах, с красивыми мимическими морщинками и ровным загаром. Сказали, что они бездомные, путешествуют по миру, живут в хостелах, да у себя в трейлере где-то в небольшом городке. Тим в общем-то тоже бездомный, как он себя позиционирует. После нескольких минут разговоров о бродяжничестве, чувствую себя приличным человеком и от этого даже не по себе.

Напротив чудо-места с завтраком выискался и туалет — пожалуй единственный бесплатный туалет в Турции. Он оказался чистым и просторным, со столом, большим зеркалом и даже бесплатным мылом. Шерстяная юбка сменилась джинсами, а водолазка флисовой кофтой. После ночи в автобусе милое дело умыться и привести себя в порядок, чтоб не страшно было в зеркало посмотреть.

Тешим себя надеждой заночевать под открытым небом. Делай что хочешь, но в хостел я сегодня не пойду! За деревней, там где улицы с магазинами переходят в обычную деревню и срастаются с долиной, окруженной возвышенностями, обнаружились недостроенные отели и куча пещер, выдолбленных в мягкой породе, некогда служившие укрытиями. Около 1300 лет назад. Мы застряли на холме, вытаращив глаза во все стороны и перебивая друг друга: а посмотри туда! А сюда! Только и слышно хлопанье век да щелканье затвора фотоаппарата. Простояли так добрых полчаса, пока не решили, что никто вид красть не собирается и можно просто быть в этом окружении, как дома.

Я слушаю полуденную молитву и валяюсь на пожелтевшей траве, пока Тим исследует каждую пещерку, попутно ища место для стоянки. Но мне кажется ему просто нравится лазить по пещерам и он будет это делать даже без всякой для этого определенной цели. Внизу долины — сады с яблонями, сливами и виноградом. Хозяев плодов не видно. Но судя по всему яблоки их не сильно интересуют. Собираю в пакет небольшой запас. Дурацкий инстинкт собрать побольше еды про запас, как будто она куда-то денется. Но яблоки и правда хороши.
IMG_8893

IMG_8895

IMG_8897

IMG_8906

IMG_8908

IMG_8915

IMG_8922

IMG_8931

IMG_8935

IMG_8939

IMG_8941

IMG_8943

IMG_8944

IMG_8949

IMG_8952

IMG_8956

IMG_8961

IMG_8965

Я уяснила себе одну вещь — не увлекайся ожиданиями. Не рассматривай фотографии мест, куда едешь и не исследуй карт. Карты появятся на месте, а ты будешь поражен как много можно увидеть там, где ничего не ждешь. Вдали показался снежный пик вулкана Эрджияс, когда мы поднялись на одну из стен долины. Даже издали он показался таким властным как и любое громоздкое природное сооружение, вызывающее уважение своей мощью. И нет ему никакого дела ни до людей, ни до кусочка луны.

Постоять здесь, постоять там. Сделать пару кадров, пройти неспеша 10 метров, насладиться видом вдали, удивиться размаху открывшейся картины. Ахнуть и замолчать. А пойдем еще вот туда! И вот туда! Хорошо, но надо пообедать. Я достаю бутыли с водой и мягкий турецкий батон. Я достаю сыр и арахисовую пасту. Погрызанная пластиковая ложка отламывает кусочек сыра, соленый и сочный и отправляет его в рот. Крошки батона разлетаются на ветру, пакет пытается удрать и только мы сидим недвижимые и жадно углубляемся в банку с пастой.

— У нас есть два варианта где остановиться на ночь. Пещера, которую я нашел находится недалеко от поселка, но в сохранном месте. Вход на высоте пары метров от земли. Надо лезть и я не уверен, что ты справишься.

Я едва оправилась после операции на плечевой сустав и немного ограничена в использовании своей правой руки.

— Более того, там пыльно…

Я выжидающе смотрю на Тима. Второй вариант с хостелом не вызывает у него восторга, но он и так все понял, глядя на мое лицо.

— Хостел? Да ты шутишь наверное?

IMG_8976

IMG_8980

IMG_8984

IMG_8988

IMG_8989

IMG_8991

IMG_8996

В пещере и правда пыльно. Тим повязал мой балийский платок платок вокруг лица, схватил метелку и полез внутрь наводить чистоту. Вход задымил густой пылью разбавляемой голубиным пометом. Пока мое дело — собрать сухой травы для подстилки и поискать в окрестностях дров для «домашнего очага».

Сухая трава режет тонкую кожу на пальцах. Большой сноп, аккуратно сложенный у пещеры, теперь окраплен капельками крови. Как будто ритуал таинственного посвящения в жизнь древних каппадокийцев, положивших немало голов ради мирной жизни.

— Говорил ли я тебе, что в этой пещере есть некоторые вещи прошлых обитателей? Алюминиевая банка пива, приспособленная подставкой для свечи, пятилитровая полупустая канистра, датированная 2010 годом и путеводитель по Каппадокии. Интересно как долго они тут жили и почему в течение 5 лет так никто и не появился.

Отправляемся собирать дрова по округе. Тим честнее. Бродит по долине, собирая сухие ветки. Я нашла кем-то собранную увесистую охапку, состоящую из довольно толстых и сухих ветвей и притащила ее к новому дому. На улице уже стемнело и мы торопимся в магазин чтобы купить несколько свечей, банку фасоли, батон, сыр и сок. У нас нет ни газовой горелки, ни посуды, чтоб хоть что-то приготовить.

Есть надежда, что за время нашей вылазки за едой, пыль немного осела и теперь можно заселяться. Мы забрасываем все вещи вовнутрь, стелим подстилку, раскладываем коврик и спальники. На ветках вдоль стены, оставленных до нас, гармонично вписываются пакеты с едой, на полу стопкой сложены дрова для вечернего костра. В свете фонарей видны летающие пылинки. Дом готов.

В каждой стене в специально приспособленной выемке, старательно сделанной еще много веков назад, теперь горят свечи современного производства. Тим разжег костер и я, укутавшись в теплый спальник лежу на полу. Дым, расползя слоями и даже не собирается покидать пещеру. Мы легли так низко как возможно, прямо под самым нижним слоем и неподвижно смотрим в туманный потолок. На нем следы орудий людей, живших более тысячи лет назад именно под этой крышей. Каждая зарубка — чей-то пот и труд. Каждая выемка, каждая полочка, каждый изгиб стены — творение человеческих рук. И если они, поколение за поколением умирали и передавали эту обитель из рук в руки, то ни осталось от них ничего. Только молчаливый камень с дырой внутри. Да и он врядли проживет следующую тысячу лет, рухнув от эрозийных процессов. Ничто ни вечно в этом мире. Ни люди, ни их дела.

Пролежав так кажется целую вечность под шум трескучего костра и рассуждая о людях прошлого и наконец устав от удушающего дыма, залили яркие угольки водой и принялись за ужин. Из пакетов вылез батон, консервированная красная фасоль в томатном соусе и соленый сыр, которые мы разложили прямо на спальниках и принялись поедать, как будто не ели целую вечность. Выскребли все из консервной банки, запили соком и снова принялись смотреть в потолок, все еще подсвечиваемый тремя свечами. Даже хорошо, что не надо готовить, а можно вот так уютно улечься, закрыть глаза и посто лежать.

Каждый раз когда мне нужно выйти из пещеры, с большим неудовольствием вспоминаю больное плечо. Слезть получается довольно ловко даже используя одну руку, залезть нет. Нужно поставить одну ногу на один из сучков ветки, приспособленной под входом, вторую на второй сучок, при этом держась обеими руками за выступы и подтягивая себя вверх. Каждый раз на эту операцию требуется сторонняя помощь. Даже радует, что у нас не существует вечернего чая, который может стать причиной ночных вылазок.

Задув свечи, замечаем, что луна ярко освещает прямо вход пещеры, а внутри так темно, что едва можно различить отблеск глаз. Я заворачиваюсь потеплее в спальник, предварительно надев всю теплую одежду и засыпаю глубоким сном. Кажется, этот день довольно неплох.

IMG_8997

IMG_8998

IMG_8999

IMG_9001