Короткая история о том, как попасть в гейское логово в Берлине.

last-181

Техно в Берлине единственная широко потребляемая музыка. Лейбы записывают, диджеи играют, люди танцуют, люди употребляют. Не спи ни день, ни ночь, потребляй «скорость», забудь про дом, танцуй до упада и улыбайся. В какое-то время эта круговерть полностью поглотила меня и я возвращалась утром домой, идя вдоль берлинской стены босиком. Хотя, признаться, наркотики Берлина так и не получили доступ к моему мозгу.

Абсолютная толерантность к меньшинствам позволила открыть в городе множество ориентированных клубов. Один из них, пожалуй самый легендарный, остался на десерт — Бергхайн.

Собравшись узнать содержимое легенды, мы с моим колумбийским товарищем, немного волнуясь поехали на границу двух районов Кройцберг и Фридрихсхайн, давших название клубу.

К зданию бывшей товарной станции протянута невероятная очередь. Многие желают стать участниками техно безумия. Фейсконтроль нещадно фильтрует людей и около половины всей очереди в итоге уходят тусоваться в другие места. Но нас пустили!

Музыка пронизывает все здоровенное здание. На огромном танцполе под звуки жесткого техно отплясывают и стар и млад. Даже дедушка с длинной седой бородой, забравшись на возвышение, двигается в такт четким ритмам. Ну а мы идем в самое интересное место клуба — черная темная комната, у которой тусуется то самое гейское сообщество.

Зачем нам это надо? Да это же так интересно! Геи вовсе не жеманные мальчишки, с тонкими кистями, румянцем на щеках и запахом дорогого парфюма. Нет. Тут только здоровые мужики с голыми торсами, крепкими ягодицами, затянутыми в кожаные шорты, мускулистыми руками и рельефной грудью. Секси-шмекси, если не учитывать как они жмутся к друг другу.

Мы делаем отчаянный шаг и идем в темную комнату, представляющую из себя лабиринт с отсутствием какого-либо освещения. Коридоры узкие и всегда есть возможность наткнуться на невидимое потное тело в поисках острых анонимных ощущений. Пару раз возникают силуэты слепленных людей и громкие звуки втягивающегося воздуха, смешанного с порошком. Идти можно только на ощупь. В самой глубине комнаты полная неизвестность. Абсолютная темнота, оглушительная музыка снаружи и отсутствие чувства присутствия других людей. Остается только один способ познания мира — тактильный. И пользуясь им мы выбираемся наружу.

Мне то еще норм, но мой друганя в полном ужасе. Спотыкаясь и торопясь, он спешит выбраться из опасной близости с другими мужиками, явно заглядывающими на него.

Клуб тем временем продолжает танцевать, стробоскоп слепит, музыка оглушает, пиво льется рекой, химия разгоняет кровь, а утро никогда не наступит.

Программа одного из гейских клубов Берлина:
last-181


Все короткие истории

Все истории о Берлине