8 июля

Даже в безумном угаре всегда есть место для грусти и ностальгии по чему бы то ни было. По друзьям, по родным местам, по родному языку в конце концов. Но теперь мое общение на русском звучит достаточно чисто, без всяческого языкового мусора. В голове смесь английского, немецкого и русского. Каждый раз приходится сначала подумать что сказать и как, а потом уже сделать это. Иногда автоматом говорю что-нибудь по немецки, хотя собиралась сделать это на английском.

В пятницу, прихватит с собой бутыль чинзано и манговый сок, отправилась в Даниэлю в гости. Страсть знакомства с множеством людей поутихла. Прежде всего потому что надоело каждый раз рассказывать кто я, откуда я, сколько я здесь и нравится ли мне этот город. Но полностью избежать этого нельзя, так что мой круг ограничился латиноамериканскими знакомыми и их друзьями.

Всё больший интерес вызывает Южная Америка и испанский язык. С коктейлем наперевес просматриваем «Maria full of grace» (в испанском варианте с английскими субтитрами). Фильм о колумбийских девушках, перевозящих кокс к своем желудке через американскую границу. Жестокая правда жизни бедных людей в этой стране.

Позже выход наружу. В пятницу, как впрочем и в любой другой день, туристы и простые тусовщики со всего мира заполняют улицы и бары. Плана на вечер совершенно никакого. На ораниерштрассе находится бар, где собираются наркодилеры, в этом же районе бар для геев, бар для металлистов, национальные бары и прочие развлечения. Всё для людей. Проходящий мимо мужчина предлагает купить кокс, экстази или спиды. Спасибо. У нас есть штерни.

Дани мучается от боли в желудке. Заставляю его покушать. Мы идем в его бар, знакомимся с народом и узнав о дальнейших планах, направляемся к Нико, типичному аргентийскому парню. У него так же в гостях девочки из Уругвая. Воздух пахнет свежей пастой со специями. Торопливый ужин и стакан кашасы со свежей маракуей на всех. Крепкий необычный вкус. Так за один раз мне в первый раз в жизни довелось попровать и кашасу и маракуйю.

Я не любитель латинской музыки и танцев, но мы идем в клуб Люпита. Клуб, вход в которых находится чуть ли не в супермаркете. Сегодня здесь играет колумбийская лесбиянка — диджей. Но мы увы опоздали. Меня направляют танцевать под ритмы сальсы. Думала ли я когда-нибудь, что мне это будет нравится??? Всю жизнь мне была чужда эта культура. Лишь в атмосфере латинской ночи, в духоте и с множеством испаноговорящих людей, раскрепощенных, с огоньком в глазах, я почувствовала совершенно другой стиль жизни. Жизни, которая мне неизвестна, но притягательна своей особенностью.

От духоты спасает балкон. Пока одни курят табак, другие дышат свежим воздухом. В одно ухо мне залетает информация на испанском, в другое попытки немецкой девушки Нади петь на русском песенку крокодила Гены. Русский язык очень популярен своей сложностью и необычностью. Впрочем как и мнение, что русские много пьют водку, которое уже отфильтровывается в моей голове своим постоянством. Да, в России пьют в разы больше, и мне почему-то стыдно за это.

Так же стыдно, как увидеть ругающуюся русскую пару на станции метро, покрывающую друг друга матом. Грубость. Я отвыкла от этого за 2 месяца. Быть грубым и думать что это нормально в порядке вещей в России. Но это ненормально! Почему это понимают далеко не все, загадка для меня. Так приятно быть вежливым и улыбаться людям, а не строить недовольные мины и критиковать всех вокруг или вести себя высокомерно с намеком что все что-то должны (привет некоторым ребятам из России!)

Мы встречаем утро на балконе Люпиты. Каждый раз на рассвете я стремлюсь пересечь взглядом телевизионную башню. Она для меня символ Берлина, символ свободы и единства. И моё сердце, оно тоже тут. Навсегда.